К постели прикованы, но духом не сломлены: как в МАССР в 1950-х лечили детский туберкулез костей

Вопреки тяжелой болезни жить и радоваться, мечтать и улыбаться умели дети костно-туберкулезного санатория в селе Кожласола Звениговского района.

Вопреки тяжелой болезни жить и радоваться, мечтать и улыбаться умели дети костно-туберкулезного санатория в селе Кожласола Звениговского района. Их силе духа позавидовал бы любой взрослый.

1946 год. Послевоенная разруха, непрестанный голод вершили свои черные дела – костный туберкулез всей мощью навалился на самое слабое звено – ребятишек. Здравницы Крыма, где лечили эту болезнь, принимать детей из марийского края и хотели, да не могли – лечение долгое, мест не хватает…

Руководство Марийской АССР постановило: открыть санаторий такого профиля у себя в республике. Местом выбрали село Кожла-Сола. Там, на железнодорожной станции «43 километр», где в 1930-е годы располагалась первая в СССР зобная станция, а во время Великой Отечественной эвакогоспиталь, одно деревянное здание выделили под детский санаторий.

Коварная палочка Коха

Сюда поступали дети в возрасте от двух лет. Палочка Коха - микроб легочного туберкулеза - «научилась» проникать и в детские косточки, поражая позвоночник, тазобедренный сустав, стопы. Не щадила ослабленных войной детей, отправляла на больничные койки десятками. И предстояли им, как минимум, три года лечения - в гипсе или корсетах, на операционном столе и уколами, свежим воздухом, хорошим питанием и …покоем. Последнее было особенно важным: все лечебные процедуры эффект имели при одном условии – надо дни и ночи, недели и месяцы, и даже годы соблюдать постельный режим. Все лежа - умываться, кушать, ходить в туалет. Дети лежали на специальных ортопедических кроватях, а чтобы невзначай или при желании повернуться покой не нарушить, их привязывали к кроватям бинтами.

«Единственное место в этом мире – кровать! - вспоминала позднее Тамара Иванова, которая лечилась в санатории семь лет. – Каждая крошка, попавшая на пеленку, причиняла много беспокойства. Я уже привыкла к высокой температуре, к операциям, бесконечным процедурам…»

Все окупалось сторицей

Но не зря говорят, что болезнь в разы усиливает желание жить. И не абы как, а полноценно: познавать мир, дружить, общаться и заниматься тем, что душа желает.

Когда дети поступали в санаторий, первым делом спрашивали: «А мы будем учиться?» И если сначала здесь была только начальная школа, то позднее, учитывая длительный курс лечения, открыли семилетку.

Но как учить лежачих ребят? Методом проб и ошибок педагоги накапливали опыт, ездили за ним в соседнюю Татарскую АССР, но нужного добились – дети, прикованные к постели, получали знания наравне со здоровыми сверстниками.

Учителя и воспитатели делали все возможное, чтобы учебный процесс доставлял радость. Надкроватные столики, на которых можно рисовать, заниматься письмом, мастерить изготовил учитель труда, а классами на время уроков становились палаты. Представим: после подъема в семь утра, гигиенических процедур и завтрака няни с медсестрами начинали развозить детей по «классам». Кровати, хоть и на колесиках, были тяжелыми. Минут 25 уходило на развозку перед уроками и столько же после них. Руки от такой работы гудели…

Но все окупалось сторицей – у детей получить четверку за ответ считалось стыдным, их тяга к знаниям поражала!

И внеклассные мероприятия они принимали с удовольствием. На смотре художественной самодеятельности Звениговского района в 1951 году 10 номеров из 20 жюри оценило на «отлично», а одному из участников присудило премию. И все бы это выглядело делом, пусть и приятным, но привычным, если бы не артисты - они исполняли номера лежа, с помощью различных приспособлений.

Тяга к прекрасному породила в среде санаторских детей своих художников, моделистов-конструкторов, а стремление быть в гуще событий - активных пионеров и комсомольцев. Врачи, видя улучшение здоровья, некоторым детям разрешали ходить, и те с удовольствием шефствовали над памятником Раненому воину, установленному в честь бойцов, проходивших лечение в эвакогоспитале, содержали в порядке 218 воинских могил на кладбище у деревни Большое Шигаково.

И все же настоящим праздником в санатории был день, когда маленький пациент после лечения становился на ноги. Да, ноги еще слабы и плохо слушаются, ходить надо учиться заново, но то была победа над болезнью, и ликовали все - дети, учителя и воспитатели, медицинский персонал. О последнем хочется сказать особо.

На обход – с конфетами

Возглавил санаторий в 1946 году заслуженный врач РСФСР и МАССР Николай Лунев. Вместе с заведующей отделением Алевтиной Малковой и другими докторами они поставили лечебное дело на должный уровень. Пройдя спецкурсы в Москве и костно-туберкулезных санаториях страны, врачи и медсестры выполняли лечебные процедуры строго в соответствии с требованиями медицины. И эффект был! К примеру, в 1952-53 годах из 29 выбывших детей 27 выписали по затиханию процесса.

Конечно, не обходилось без проблем: не хватало операционного оборудования и специального костного инструментария, числились в дефиците такие необходимые пенициллин и стрептомицин, но дети получали главное – любовь и заботу всего персонала. Доктор не делал обхода без конфет в кармане, нянечки и медсестры обладали великим терпением, со стороны казалось - рождены для такой работы: протирать, мыть детей, кормить их в постели, осторожно носить на руках на процедуры и прогулки. Вдумаемся: круглый год в тихий час дети спали на верандах – свежий воздух тоже являлся методом лечения. И выкатывать на веранды все 100 кроватей ежедневно(!) предстояло женским рукам.

На скотном дворе санатория в 1952 году имелись две коровы и свиньи. Дети питались хорошо, однако не хватало свежих овощей и фруктов. Как не доставало теплой одежды, игрушек. Но тут сделаем скидку на трудные послевоенные годы, со временем все это в санатории появилось.

За более чем два десятилетия, в течение которых в Кожла -Соле лечили туберкулез костей, спасены жизни сотен марийских ребятишек. Детские сердца не испытывали ничего, кроме любви и уважения к тем, кого видели каждый день и кому бесконечно доверяли. Думаю, вовсе не случайно многие бывшие пациенты выбрали для себя профессии врача и учителя – пример-то был наглядный!

После 1972 года санаторий перепрофилировали: здесь стали лечить детей со сколиозом (искривлением позвоночника). Но это уже, как говорится, совсем другая история…

При подготовке материала использован архив краеведа Нины Яналовой.

Ранее «Марийская правда» сообщала, что кардиолог научила жителей Марий Эл разжижать кровь без лекарств.

Автор:
Алевтина Багина

Последние новости

Национальный праздник

В рамках праздника прошёл фестиваль подворий.  Творческие коллективы и мастера-умельцы д. Шой-Шудумарь Шудумарского сельского поселения встретили гостей с песней и блинами, квасом.

Глава Марий Эл поздравляет мусульман республики с Курбан-байрамом

Сегодня мусульмане отмечают Курбан-байрам. Мусульман республики поздравил глава Марий Эл.

Как правильно отпраздновать Троицу: на кладбище ни ногой

Из архива "Про Город" Троица – один из самых значимых и почитаемых праздников в православной традиции.

Card image

Путешествие к Мирскому и Несвижскому Замкам с Арендой Автомобиля

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *